Открыть меню

Причины алкоголизма, курения, наркомании


И у трезвенников тоже троится

Все те, кто стал мыслить понятиями и категориями человека, соблюдающего трезвый образ жизни, смогли выле­читься.

А.П. Сугоняко. «Химиодистрессомания»

Трудно не согласиться — а надо ли не соглашаться?! — с утверждением: «Найти причину зла — почти то же, что найти против него лекарство» [1]. Однако ж — вот, те на! — являются вдруг эдакие креативщики да не ищущих причину, а уже оную нашедших, норовят настойчиво стреножить, измыслив в дополнение к тому, что до них уже обнаружено, еще парочку якобы причин…

Сотрудник НИИ экспериментальной медицины АМН СССР, кандидат биологических наук Геннадий Андреевич Шичко (1922-1986) еще в 1981 году сделал вывод поистине мирового значения: «Важнейший вопрос теории алко­голизма — причина (здесь и далее выделено мной. — Е.Б.) употребления «спиртных напитков» населением. Мои многочисленные наблюдения, в том числе и отчетного периода, показали, что имеется ОДНА универсальная причина — питейная запрограммированность» [2].

    Причина зла — употребления «спиртных напитков» населением—запро­граммированность! Следовательно, в качестве единственного и достаточного лекарственного средства, направленного на устранение зла, выступает с безусловной очевидностью — констатируем — процедура депрограммирования, включающая в себя необходимый педагогический, психологический и психо­терапевтический инструментарий и, скажем шире, соответствующие информационные технологии.

И все бы хорошо, коль так все просто и очевидно. Но вот, в 2010 году выходит в свет книжка «Алкогольный террор», в которой автор — вице-президент Международной Академии Трезвости (МАТ) В.Г. Жданов, отвечающий на вопрос «Почему люди пьют?», делает изумительное уточнение: «Самая первая (?!) и самая страшная причина — доступность» [3]. Территориальная, временная, возрастная, ценовая и прочая. На втором месте, как причину пития, В.Г. Жданов уверенно разместил «убежденность людей в том, что надо пить». И далее, проявив зоркость и «похвальную» догадливость, вице-президент, не чуя мук сомнений и не обременяясь трудом раздумий, безо всяких там «мно­гочисленных наблюдений» и прочих научно-практических излишеств, как бы даже с легкостью и вдруг обнаружил, что есть же еще и третья причина пития — наркотическая природа алкоголя!

Солидно? А то! Ведь целая ж триада образовалась. И не указ нам этот дотошный психофизиолог Шичко, и ума нашего не коснувшийся методологи­ческий принцип, который приписывают монаху, философу-номиналисту Уи­льяму из Оккама (1285-1349): «Не следует множить сущее без необходимо­сти».

… Промелькнули годы. И, казалось бы, потомки, по крайней мере, способные читать и самостоятельно думать, должны ж были по достоинству оце­нить величайшее открытие, сделанное патриархом V-го Трезвеннического движения Геннадием Андреевичем Шичко в 1981 году, и посыпать голову свою пеплом? Увы! В очередном номере газеты «Трезвение» за 2019 год те­перь уже Дионисий Шевчук — новая поросль, доцент (?!) все той же преслову­той МАТ, не моргнув глазом и тоже ничуть не страдая от никчемушних сомне­ний, вторит своему маститому вице-президенту: «Есть три причины потреб­ления алкоголя» [4]!

Конечно, 3 — это вам не 1. Цифра 3 — цифра сакральная. Однако ж все наши шустрые и навязчивые попытки хоть как-то притулиться к магии чисел и к божественной символике чисел, как оказывается, просто обречены на тщету. Более ста лет тому назад русский статистик А.А. Чупров (1874-1926) сделал весьма интересный в свете нашей темы, вывод: «Множественность как причин, так и действий, получается благодаря неуменью выделить среди предшествующих и последующих группы элементов, слагающиеся лишь из сопутствующих друг другу элементарных причин и следствий» [5].

К этому же выводу несколько позже пришли и два американских фило­софа — Моррис Рафаэль Коэн (1880-1947) и Эрнест Нагель (1901-1985): «Наиболее удовлетворительным ответом учению о множественности причин будет следующий: когда множественность причин утверждается относи­тельно некоторого следствия, то это значит, что это следствие не было проанализировано должным образом» [6].

Не убедительно?

Ну, хорошо, давайте зайдем с другой стороны.Вопреки научно обоснованному выводу, который сделал Г.А. Шичко: алкоголепитие есть следствие одной универсальной причины — запрограмми­рованности, в умах людей, как выше мы отметили, настойчиво насаждается представление будто бы причинами являются также и доступность алкоголя, и его наркотическая природа.

Возможно ли подобное, если, как метко подметил историк С.Н. Шевердин, причина потому так и называется — причина, что она — причиняет, т.е. порождает действие [7]? Более сложно — не так явственно, но не менее точно об этом же в «Новой философской энциклопедии»: «Причина (лат. causa) обычно мыслится как явление, действие которого производит, определяет или вызывает другое явление; последнее называют следствием. <…> Существен­ными характеристиками причинно-следственной связи при таком понимании выступают необходимость и всеобщность» [8].

Так способна ли доступность алкоголя, имеющего наркотическую природу, сама по себе причинять, т.е. порождать действие — следствие — питие? Отвечая на поставленный вопрос мы обязаны помнить, что связь между доступностью алкоголя («причиной») и питием (следствием) выступает как необходимость и всеобщность. Сие говорит о том, что причина должна дей­ствовать на всех и всегда. В конце концов, причина должна действовать. Причем, действовать с точки зрения сторонников поликазуальности по извест­ной формуле: S R, где S стимул (причина, доступность алкоголя), R — реак­ция (следствие, питие).

Но ведь сегодня даже бихевиористы уже поняли, что человек — это не «пустой организм», не биллиардный шар, не пассивная «вещь в себе». В част­ности, благодаря американскому психологу, автору концепции «когнитивных карт» Э. Толмену (1886-1959) выше размещенная схема была успешно допол­нена еще одним членом — «промежуточная переменная (организм)», — звеном, представляющим собой недоступные прямому наблюдению психические реа­лии (убеждения, установки, знания и пр.): SOR. Толмен, наблюдая за по­ведением крыс, ищущими выход из лабиринта, достоверно установил: поведе­нием управляют не стимулы, которые действуют в данный момент, а особые внутренние регуляторы: познавательные (когнитивные) «карты». В нашем случае и применительно к людскому сообществу — запрограммированность, состоящая по Шичко из трех структур: установка, программа, убеждения.

Отсюда, поскольку между стимулом («причиной») и реакцией (след­ствием) существует запрограммированность, то только она — запрограмми­рованность — и есть истинная причина поведения, т.е. пития.

Далее, если исходить из того, что отношение между причиной и след­ствием имеет характер всеобщий и необходимый, причина (доступность ал­коголя) непременно должна действовать стимулирующим образом на всех и всегда. Но ведь этого же нет! Если причина — доступность алкоголя — не функ­ционирует, как причина, значит, она не есть причина.

Почему не пьет В.Г. Жданов, Д.А. Шевчук, С.Н. Шевердин?.. Для них что же, алкоголь — вне доступа? Или же они не имеют ни малейшего представ­ления о его наркотической природе? Или все же только потому что в их голо­вах нет питейной запрограммированности?..

Если человека пьющего спросить: «Ты почему пьешь?», — что он отве­тит? «Потому что алкоголь — доступен»? «Потому что алкоголь — обладает наркотической природой»? Да нет же! Он скажет: «чтобы расслабиться», «за­быться», «повеселиться»… Он убежден: чтобы расслабиться, забыться, пове­селиться, нужно — выпить! Это его убеждение! А убеждение — третий элемент психологической запрограммированности. Сущность убеждения гнездится в оправдании своего поступка.

А если вдруг так случится, что в наличии алкоголь будет, но у человека, в прошлом пьющего, не окажется убеждения в том, что спиртное можно и нужно пить, выпьет ли он? Нет. Значит, само по себе наличие доступного ал­коголя не является причиной. Подобным же образом обстоит дело и с нарко­тическим свойством. До тех пор, пока спиртное не выпито, его наркотическое свойство проявиться как причина следствия, т.е. как причина пития, не может никак. Но ведь чтобы выпить, опять же, нужно убеждение в том, что это можно и нужно пить.

Намедни я спросил одного из своих оппонентов — сторонника поликазу­альности, совсем не пьющего, считавшего, что причинами пития, кроме выше уже озвученных, являются еще и благосклонная позиция государства, и ко­рыстный интерес питейщиков, и низкий уровень культуры, и отсутствие ра­боты, и пр., — «почему же все эти «причины» на вас-то не действуют»?

«А потому что, на меня действует другая причина, — ответствовал поли- казуальщик, — противоположная по направленности».

Очень мило! Так, коль контрпричина отменяет причины, ранее действо­вавшие, то они — не причины, поскольку, как утверждает «Новая философская энциклопедия» «Существенными характеристиками причинно-следственной связи. выступают необходимость и всеобщность».

В конце концов, мы можем исходить еще и из следующих логических построений: если два человека находятся в одно и то же время в одних и тех же условиях, но при этом один из них поглощает спиртное, другой — трезв, то причиной столь разного поведения является разница в когнициях, коими они пользуются, а именно наличие или же отсутствие в их головах проалкогольной запрограммированности.

Не убедительно?

Хорошо, давайте посмотрим под несколько иным углом. Мой оппонент, ветеран Трезвеннического движения О.И. Трофимов, не соглашаясь с вышеизложенными доводами, в нашей частной переписке возра­зил так: «Всё же я склоняюсь больше к тому, что причин две, ведь помимо запрограммированности нужна ж еще и материальная основа — производство алкоголя и его доступность. Если бы алкоголя не существовало, не возникла бы и программа на употребление, т.е. изначален алкоголь, его наличие».

Вот оно — «Если бы алкоголя не существовало, не возникла бы и про­грамма на употребление»! Причина возникновения запрограммированности — существование алкоголя! Причина возникновения запрограммированности, но… не пития!

А как же и кому благодаря она возникает — причина запрограммирован­ности? Ответ на этот вопрос уже дал, фактически, еще более ста лет тому назад выдающийся немецкий мыслитель, социолог, экономист К. Маркс: «.произ­водство создает, порождает потребление. <.> Не только предмет потребле­ния, но также и способ потребления создается. производством» [9], «произ­водство идет впереди спроса, предложение силой берет спрос» [10].

 Силой берет спрос, в частности, с помощью все той же рекламы, главная цель которой — сбыт товаров и услуг, а также увеличение объема их реализа­ции: «Реклама обладает чудодейственной силой: она заставляет людей нуж­даться в том, о чем они раньше даже и не слыхали» [11]. Более того,реклама лишает человека выбора.

Соответственно, и тут, как в возражении Олега Игоревича, спрос на ал­коголь есть производное, т е. вторичное от производства алкоголя. Производ­ство алкоголя — причина спроса, но… только для тех людей, которые уже проалкогольно запрограммированы, убеждены в том, что алкоголь можно и нужно пить.

Откуда ж у этих людей в головах подобное убеждение? Они родились с ним или же сами как-то однажды от нечего делать его смастрячили? Отвечая на этот вопрос, профессор Ф.Г. Углов (1904-2008) сказал так: «Долгое время, занимаясь алкогольной проблемой, все больше убеждаюсь: охватившее наш народ пьянство не пришло к нам само по себе — оно насажда­лось искусственно» [12]. Об этом же и автор теории химиодистрессомании, кандидат медицинских наук А.П. Сугоняко (1945-1996): «Беда вся в том, что даже в очень хорошие головы с детства нередко »вкладывали» ошибочные представления, превращавшиеся в результате разного рода извращений в навязчивые желания, побуждающие курить табак, употреблять алкоголь, опий и другие яды» [13].

Вот так и создается, формируется спрос — «невидимая рука рынка» (Адам Смит). Искусственно. В значительной мере, исподволь. Теми, кто шкурно заинтересован в сбыте своей продукции, и поэтому «ошибочные пред­ставления» умышленно внедряет в общественное сознание, используя для до­стижения своей цели политиков, деятелей культуры, литературы, журнали­стов, священнослужителей и прочих, в том числе, проплаченных, лоббистов. Соответственно, производство алкоголя и его легализованная доступность есть причина возникновения технологии программирования, которая в свою очередь есть причина возникновения спроса на алкоголь. Без искусственного создания спроса на потребление чужеродной для организма жидкости потреб­ление оной решительно невозможно.

Эту мысль подтверждает и мир животных: существует множество наркотических кустарников, трав и грибов, и они — доступны, но ведь жители лесов, полей и пустынь не склонны наркотизироваться ими, скажем, для сня­тия стресса, для достижения кайфа и всего такого прочего. И так не только в мире животных. Мы, люди ходим в летнее время мимо круглосуточно доступ­ных галлюциногенных растений и — нос в сторону. А кто постарше, так те еще помнят: в огородах в изобилии пламенели цветы наркогенного мака, а поля Красноярского края для получения промышленного волокна и самого вкус­ного растительного масла засеивали коноплей… Той самой коноплей, кото­рая, как нам недавно подробно разъяснил главный нарколог Минздравсоцразвития Е.А. Брюн, богата каннабиноидами, и из которой можно получать га­шиш и марихуану.

Доступность конопли была круглосуточной, но почему же представи­тели моего поколения этим наркотическим растением интересовались не более чем крапивой? Почему само наличие конопли, ее доступность не проявлялась как причина, приводящая к наркотизации? Ответ прост и очевиден: только по­тому что доступность — не причина потребления! Следовательно, доступ­ность не рядом с настоящей причиной поглощения ядовитых веществ, не ря­дом с запрограммированностью, а под ней: запрограммированность — посред­ник между доступным алкоголем и питием.

доступность → запрограммированность → питие

Без искусственного создания спроса на противоестественное потребле­ние чужеродных для организма веществ решительно невозможно обойтись еще и потому, что у человека нет физиологической потребности в алкоголе. Поглощать алкоголь — противоестественно. Естественная реакция человека на ядовитое вещество — алкоголь, в том числе и на самый качественный, с акциз­ной маркой на бутылке, с изображением завоеванных медалей на этикетке, — симптомы банального отравления [14]: головокружение, тошнота, рвота, го­ловная боль, потеря сознания и чувствительности…

Вот, несколько строк из записок моих клиентов. Евгений Александрович: «Я спиртное попробовал первый раз в 16 лет по случаю несдачи экза­мена. Был сильно расстроен. Товарищи посоветовали выпить вина — »сразу станет легче». Реакция от выпитого была не такой, как мне рассказывали. Меня сильно мутило, кружилась голова, а в итоге стошнило и вырубило».

Павел Вадимович: «Впервые ко мне попал алкоголь по совету товарища в 12 лет. После принятия спиртного я прибежал домой и улегся спать от головокружения и слабости».

Людмила Ивановна: «Впервые я выпила в 18 лет у себя на дне рождения. От выпитого у меня кружилась голова и тошнило».

Светлана Владимировна: «Впервые мне дали попробовать для интереса бражку в 13 лет. Мой дядя. Тогда я еще не знала, что это такое. Реакция была ужасная, рвота, головная боль».

(Достоверности ради отметим, что подобных реакций может не быть у людей с дефектом головного мозга, у тех, кто ранее перенес тяжелую травму головы, менингит, энцефалит.)

Если человек вкусил, например, пирожок с протухшей начинкой, вызы­вающей тошноту, станет ли он этот же пирожок вторично направлять в свой рот? Очевидно, нет. Почему же с алкоголем-то все иначе? Конечно же, только потому что в голову дебютанта уже внедрены, как сказал А.П. Сугоняко, оши­бочные представления, превратившиеся в результате разного рода извращений в навязчивые желания. Именно эти «ошибочные представления», или запрограммированность по Шичко, — и являются универсальной, многоцелевой причиной, побуждающей вторично, снова и снова, и, прежде всего, под влиянием «серой стаи», поглощать жидкости, содержащие наркотический яд. Со­ответственно, если мы хотим ликвидировать такое позорное, искусственно созданное явление, как потребление людьми алкоголя, нам необходимо устра­нить причину — депрограммировать население России. Именно так проблему понимал и Л.Н. Толстой, как следует из его письма Д.И. Бородину: «Чем больше я вижу зло, происходящее от пьянства (а вижу я это зло в ужасных размерах) и чем чаще мне приходится говорить об этом зле с страдающими от него, тем больше я убеждаюсь, что спасение (здесь и далее курсив мой. — Е.Б.) от него преимущественно, если не исключительно, в сознании людей» [15]. В тон великому писателю — Льву Николаевичу вторил и патриарх Трезвенниче­ского движения Ф.Г. Углов. Заканчивая свою лекцию «Алкоголь и мозг», про­читанную 6 декабря 1983 г. в Доме ученых СОАН СССР г. Новосибирска, Федор Григорьевич сказал так: «Раньше я думал, что для борьбы с пьянством нужно идти по пути увеличения цен на спиртное, но, приехав к вам, видя огромный интерес, буквально энтузиазм всего народа при слове трезвость, я понял, что надо идти путем пробуждения сознания в самом народе (курсив мой. — Е.Б.), чтобы он добровольно отказался от водки, продаваемой по самой низкой цене» [16].

Полагаю, что у читающего подобные строки может ненароком зачернеть подозрение, будто бы уважаемые пожилые люди просто впали в эдакое наив­ное мировосприятие, в возрастную инфантильность — они веруют, что овечьей проповедью можно волка-мясоеда превратить в вегетарианца. Но… разве Л.Н. Толстой и Ф.Г. Углов полагали, будто бы идти нужно только путем пробуж­дения сознания? Разумеется, нет никаких оснований для того, чтобы усо­мниться в дееспособности великих трезвенников, которые имели весьма ши­рокий и глубокий взгляд на жизнь, и понимали существо процессов, протека­ющих в обществе, гораздо лучше многих иных, даже узких специалистов. И, конечно же, они не стали бы возражать кандидату философских наук Н.И. Удовенко, а, скорее всего, и сами бы его дополнили в его же духе: «Упование на «воспитание» в условиях разливанного моря »спиртных напитков» и отсут­ствия социальной организации жилого квартала — нематериалистическая по­становка вопроса. Она не учитывает решающей роли объективных факторов. Каждый товар не только вызывается потребностями, но и сам активно культи­вирует эти потребности. Производство, писал К. Маркс, производит »предмет потребления, способ потребления и влечение к потреблению» (Маркс К., Эн­гельс Ф. Соч. 2-е изд, т. 46, ч. I, с. 29). Это тем более верно, если товар — нарко­тик. Когда речь идет о наркотике — полумеры бессильны. Выпуская алкоголь, да еще в таких массовых количествах, да к тому же при столь высоком удель­ном весе »крепких напитков», как это делают сейчас наши хозяйственники, мы алкоголь не победим, потому что он за себя агитирует куда более успешно, чем против него — антиалкогольная пропаганда. Считать, что только в резуль­тате этой пропаганды, в результате »воспитания» наступит время, когда, по­следний покупатель откажется от покупки последней бутылки, вызвав тем са­мым затоваривание в торговле и крах целой отрасли промышленности, — зна­чит впадать в чистой воды маниловщину. Нельзя в принципе добиться успеха, пытаясь левой рукой бороться против того, что рекламируешь правой. Нельзя в принципе добиться успеха, если антиалкогольную борьбу сводить к борьбе со следствиями» [17].

Итак, заявив о своей солидарности с позицией Г.А. Шичко, утверждав­шим, что причиной употребления «спиртных напитков» является одна универ­сальная причина — питейная запрограммированность, и, вместе с тем, заявив, что не являются научно состоятельными утверждения будто бы, наряду с запрограммированностью, существует еще две причины, побуждающие людей поглощать инородные вещества — доступность алкоголя и его наркотическая природа, — мы полагаем невозможным оставить в тени и тему существования алкогольного бизнеса — производство спиртосодержащих жидкостей, распространяемых производителем, в том числе, через торговую розничную сеть, под видом напитков, пригодных к употреблению. Полагаем невозможным оста­вить в тени тему существования алкогольного бизнеса еще и потому что именно алкобизнес, оснащенный системой пропаганды, или, иначе говоря, маркетингом — причина образования питейной запрограммированности, кото­рая, в свою очередь, есть причина спроса, т.е. потребности в алкогольном из­делии и услугах с ним связанных.

алкобизнес → маркетинг → запрограммированность → спрос

Соответственно, для того чтобы люди вели естественный, нормальный, трезвый образ жизни, необходимо:

  1. Осуществить устранение причины пития — депрограммировать насе­ление, проживающее в России, уделяя особое и первостепенное внимание к находящимся в плену у проалкогольных убеждений государственным деяте­лям, к деятелям культуры и искусства, не только соучаствующим в формировании и поддержании алкоголезированных ритуалов и обрядов, но и поддер­живающим на государственном уровне производителей наркотической продукции. Говоря о настоятельной надобности депрограммирования, мы, конечно же, понимаем данную проблему не только как рефрейминг логической компо­ненты убеждений, но и как ликвидацию того явления — пронаркотическое культурное поле (ПКП), которое было открыто и подробно теоретически про­работано доктором исторических наук В.М. Ловчевым: «ПКП — это логическая абстракция, составляющая пронаркотическую смысловую нагрузку как ше­девров, так и произведений массовой культуры» [18]. При этом мы исходим из того, что ПКП не являясь причиной пития, в то же время является составной частью общего механизма формирования запрограммированности.
  2. Человеконенавистническую пропаганду потребления наркотических жидкостей, в том числе, так называемую «теорию культурного, умеренного пития», поставить вне закона, приравняв ее — пропаганду — по размерам сум­марного ущерба, наносимого алкоголем, циркулирующим в обществе под ви­дом «спиртных напитков», к пропаганде фашизма, предотвратив тем самым ее распространение с помощью средств воздействия на массовое сознание.
  3. При непосредственном соучастии депрограммированных государ­ственных деятелей обновить законодательную базу Российской Федерации с тем, чтобы далее уже на законном основании прекратить оказание юридиче­ского прикрытия бизнес-структурами и лицам, подрывающим своей деятель­ностью экономическую мощь нашей страны, наносящим демографический и прочий ущерб Отечеству.
  4. Признавая, что этиловый спирт есть наркотический яд, распростра­нить положение Закона РФ «О защите прав потребителей» № 2300-1 на тор­говлю алкогольными изделиями: «Потребитель имеет право на то, чтобы товар … был безопасен для жизни, здоровья потребителя… Если установлено, что … он причиняет или может причинить вред жизни, здоровью … потребителя, . изготовитель (исполнитель, продавец) обязан незамедлительно приостано­вить его производство (реализацию) до устранения причин вреда, а в необхо­димых случаях принять меры по изъятию его из оборота и отзыву от потреби­теля (потребителей). Если причины вреда устранить невозможно, изготови­тель (исполнитель) обязан снять такой товар . с производства».

Заметим, что выполнение последнего пункта не представляет реши­тельно никакой процедурной сложности, поскольку данных, свидетельствую­щих о небезопасности алкоголя для жизни и здоровья потребителя накоплено более, чем предостаточно. Чего стоит одна только цифра из «Доклада Между­народного комитета по контролю над наркотиками за 2013 год»: «В списке из 43 факторов риска — основных причин смерти в мире — потребление наркоти­ков стоит на    19-м месте (алкоголь занимает третье место, а табак — второе)» [19].

Если же кому-то и ВОЗ не указ, то уж никак не отмахнуться от сообще­ния, размещенного на официальном сайте Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека: «В России злоупо­требление алкогольной продукцией приводит к преждевременной, предотвра­тимой смерти около полумиллиона человек ежегодно» [20].

Около полумиллиона человек, истребленных с помощью алкоголя за один год — это больше, чем было убито и насмерть замучено в пяти концлаге­рях — Бухенвальд, Дахау, Маутхаузен, Равенсбрюк и Саласпилс [21] — за всю Вторую мировую войну!?..

Следует отметить, популяризуемое тут мною базовое положение теории Г.А. Шичко представляет собой настолько самоочевидную истину, что не по­нимать ее или же не принимать ее можно либо при сакрализации и абсолюти­зации источника ошибки — вице-президента МАТ В.Г. Жданова, при зачаро­ванном восприятии всего им изрекаемого, либо же при определенной шкурной заинтересованности в своей тупой, заскорузлой ригидности. Ведь совершенно ж верно в свое время сказал В.И. Ленин, упростивший до удобоваримого со­стояния мысль английского философа-материалиста Томаса Гоббса (1588­1679): «Известное изречение гласит, что если бы геометрические аксиомы за­девали интересы людей, то они, наверное, опровергались бы» [22].

Не берусь делать прогноз касательно аксиом геометрических, но отно­сительно аксиомы причинности пития — сомнений не имею ни малейших. При­чина пития настырно опровергается, замалчивается, намеренно делается неяс­ной и множественной именно потому что она задевает интересы людей, и, прежде всего, собственников, в чьих руках находится алкогольный бизнес, а также находящихся на финансовом поводке артистов, журналистов, киносце­наристов и пр., занятых по заказу ли, по недомыслию ли обработкой субстан­ции, именуемой населением страны, с целью изменения её в необходимом, т.е. в пропитейном направлении, вне зависимости от того, понимают или не пони­мают эти деятели, что они вытворяют. А в это самое время Трезвенническое движение, стреноженное причинной триадой и распятое на триаде причин лу­кавыми ли, искренне ли ошибающимися «специалистами», неизбежно и пер­манентно трансформируется в известную крыловскую упряжку: Лебедь, Рак да Щука… И — ни туда, и — ни сюда, а, по сути, никуда.

И, в заключение, после того, как мы напомнили сами себе о том, что конфигурация питейного процесса, его генезис представляет собой не гори­зонтально выстроенное явление, но иерархизированный многочлен, полагаю необходимым отметить, что нам не следует игнорировать и еще одно наиваж­нейшее положение теории Г.А. Шичко: «алкоголизмия — процесс превращения трезвенника в алкоголика» [23] начинается не с того момента, когда рядом появился доступный алкоголь, имеющий наркотическую природу, но «когда в голове человека появляется первая проалкогольная ложь, принятая за ис­тину» [24]. Вот эта-то ложь и есть единственная причина пития!

Он… так… учил. А что же мы, пытающиеся непременно дополнить учение Г.А. Шичко еще парочкой своих неких якобы «причин», тем самым на самом-то деле хо­тим? Заявить о том, что талантливый ученый, добившийся успешных резуль­татов в своей деятельности, признанный общественностью и коллегами, научный сотрудник НИИ понимал суть дела далеко не так хорошо, как оное пони­маем мы, люди, совершенно необразованные в вопросах психофизиологии, получившие в лучшем случае заочное психологическое или же педагогическое образование, не утруждавшие себя исследовательской деятельностью, ни дня практически не проработавшие в лабораториях, не написавшие ни одной науч­ной статьи, но при этом щедро раздающие друг другу высокие звания — доцент, профессор, академик имитационно-мнимой МАТ?..

Что же нами движет, бывшие вы мои товарищи и соратники? Что ж это мы, с такой поразительной легкостью подминая под себя прописные истины, с самозабвением несем антинаучную, безграмотную околесицу, которая при нашем молчаливом согласии находит еще и свое пристанище в сборнике лжи­вых сведений, всевозможных ляпсусов и заблуждений — в увесистом томе под названием «Собриология», издаваемом известным новгородским лжецом и плагиатором?

Не довольно ли? Не пора ли вернуться к работам Г.А. Шичко, С.Н. Шевердина, Э.Е. Бех­теля, Ю.М. Орлова, Д.В. Колесова? Не пришло ли время, изучить их научные труды, их взгляды, не спеша поразмышлять над прочитанным и, умственно трезвея, устыдясь собственных завиральных заявлений, самодельных низко­пробных «теорий», взять за основу своей этики слова великого врача-хирурга Федора Григорьевича Углова: «Правда — это могучий фактор в отрезвлении народа, в избавлении его от иллюзий. …ложь является сильным оружием в ру­ках тех, кто хотел бы споить и погубить наш народ. Поэтому, чтобы защитить его от пьянства, несущего за собой деградацию нации, необходимо закрыть доступ всякой неправде об алкоголе и говорить и писать только правду. Тех же, кто под разными предлогами и под разным соусом будет протаскивать ложь об алкоголе, — рассматривать как злейших врагов нашего народа!» [25]?

1 ноября -15 ноября 2019 г.  Е. Батраков

(Скачать данную статью: http://batr-1950-ru.1gb.ru/prichina.pdf )


Литература

Литература:

  1. Белинский В.Г. Выбранные места из переписки с друзьями Николая Гоголя // В.Г. Белин­ский. Полное собрание сочинений. — Т. X. — М., 1956. — С. 62.
  2. Шичко Г.А. Разработка индивидуального психофизиологического подхода к избавлению от алкоголизма (Заключительный отчет) // Оптималист. — № 4 (136). — Апрель 2010 г. — С. 11.
  3. Жданов В., Троицкая С. Алкогольный террор. — СПб.: Питер, 2010. — С. 47.
  4. Шевчук Д. О пользе запретов и другие факты о трезвости // Трезвение. — № 4 (197), май 2019 г. — С. 3.
  5. Чупров А.А. Очерки по теории статистики. — СПб., 1910. — С. 164-165.
  6. Коэн М., Нагель Э. Введение в логику и научный метод. — Челябинск: Социум, 2010.
  7. Шевердин С.Н. Питейная традиция и человек: драма взаимности. — 2019.
  8. Новая философская энциклопедия: В 4 т. — Т. III. — М.: Мысль, 2010. — С. 353.
  9. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 12, с. 718.
  10. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 101.
  11. Ларни М. Четвертый позвонок URL: http://lib. ru/INPROZ/LARNI/pozwonok .txt (Дата обращения: 8 ноября 2019 г.).
  1. Углов Ф.Г. Ломехузы. — Л., 1991. — С. 3.
  2. Сугоняко А.П. Химиодистрессомания. — Изд-во Красноярского университета. Красно­ярск, 1988 г. — С.5.
  3. Захаров Н.И., Рубанович В.М. Бытовые отравления. — Красноярск, 1991. — С. 9.
  4. Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений. — Т. 80. — М., 1955. — С. 226.
  5. Углов Ф.Г. Алкоголь и мозг // Оптималист. — № 8 (83), сентябрь 204. — С. 8.
  6. Удовенко Н.И. Некоторые проблемы антиалкогольной пропаганды и воспитание лично­сти // Научный коммунизм. — № 1 (55), 1982. — С. 102.
  7. Ловчев В.М. Алкоголь в российской культуре (конфликтологический аспект). — Казань: КНИТУ, 2013. — С. 5.
  8. Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками за 2013 год. — Органи­зация Объединенных Наций, Нью-Йорк, 2014 год. — С. 2.
  9. О злоупотреблении алкогольной продукцией
  10. Нацистские концлагеря в годы Второй мировой войны. Справка (Дата обращения: 15 ноября 2019 г.)
  1. Ленин В.И. Марксизм и ревизионизм // ПСС. — Т. 17. — С. 17.
  2. Шичко Г.А. Разработка индивидуального психофизиологического подхода к избавлению от алкоголизма (Заключительный отчет) // Оптималист. — № 1 (133). — Январь 2010 г. — С. 11.
  3. Шичко Г.А. Дружеский разговор с алкоголиком // Оптималист. — № 3 (54), март 2002 г.- С. 3.
  1. Углов Ф.Г. Правда и ложь о разрешенных наркотиках. — М.: Форум, 2004. — С.192.

Text.ru - 96.60%

Text.ru - 80.02%

(Visited 114 times, 2 visits today)
0

Автор публикации

не в сети 11 минут

Тимофей

blank 80
Начинающий преподаватель «МЕТОДА ШИЧКО» по совместительству администратор данного сайта. Имею общее среднее образование. В данный момент работаю маляром-штукатуром. Сам прошёл курсы, и избавился от вредных привычек. https://metod-shichko.ru/stop-alkogol/kniga-shag-k-trezvosti/
flag - РоссияРоссия. Город: Санкт-Петербург
Комментарии: 23Публикации: 186Регистрация: 15-08-2016

Добавить комментарий

© 2022 Метод Шичко · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru

Акция. Бесплатно онлайн курс.
Закрыть