Открыть меню

Г. Ю. Супицкий о Шичко

По волнам памяти (2003г.)

На снимке: Геннадий Юрьевич Супицкий (сидит) с родоначальниками и ветеранами 5-го трезвеннического движения (слева направо) Анфисой Федоровной Миролюбовой, Федором Григорьевичем Угловым, Лилией Алексеевной Ушаковой и Игорем Александровичем Красноносовым на знаменитой конференции в Дзержинске (декабрь 1981 г.). К сожалению, на снимке нет Геннадия Андреевича Шичко, который также участвовал в работе этой конференции.

Когда я пишу или говорю о проблеме пьянства, пытаюсь избежать слова борьба, и не получается. Каждый из нас выстрадал свое право быть трезвенником. Казалось бы, просто не употребляй спиртное, ан нет, так не принято. Кем и когда? К вину у нас отношение формируется с детства — у меня оно было противоречивым. С одной стороны, слушая разговоры о вине, читая книги, глядя фильмы — впечатление благостное, а вблизи, в реальной жизни — подорванное здоровье, разбитые судьбы, слезы и горе. Серьёзно я попытался решить проблему пьянства, занимаясь комсомольской работой на общественных началах. Мною была проштудирована литература по культуре винопития, но попадал я всё время в тупик, и случайно в одном из номеров газеты «Неделя» за 1974 или 1975 году. я прочёл статью «Вето на Омар Хайяма».

В статье рассказывалось о Болгарском Движении Трезвости. Оказывается, что во время Турецкого ига болгарские партизаны давали зарок не употреблять вина до победы над захватчиком, это движение болгары сохранили, причём, его активно поддерживала болгарская компартия, выходила газета «Трезвенность». Впервые я узнал, что есть люди, которые не употребляют вино по убеждению.

Эти мои взгляды знакомые и друзья восприняли, как вывих в моём сознании, но я решил искать единомышленников. Судьба забросила меня в Ленинград. О моих взглядах знали все мои знакомые, и кто-то мне сказал, что в газете «Ленинградский рабочий» читал о клубе трезвенников. Это статья была написана великолепным и очень смелым человеком Татьяной Борисовной Дурасовой.

Встреча клубистов проходила во Дворце культуры Ленсовета, в основном, там присутствовали люди, которым Геннадий Андреевич Шичко помог справиться с пьянством, и те, кто находился в стадии преодоления этой проблемы для себя.

Психологическое программирование – всё просто, как земное притяжение. Мы знаем, скольких сожгли, скольким искалечили судьбы прежде, чем мы в повседневной жизни стали пользоваться понятием – земное притяжение. Услышанное на встречах клубистов перевернуло моё сознание.

Стал я усиленно просматривать в библиотеках всё, что попадалось мне по теме “трезвость и пьянство”. Полноценно решать проблему ты можешь тогда, когда знаешь и понимаешь её. Мои поиски в библиотеках не были напрасными.

В конце XIX века в Европе среди учёных и врачей, которые пытались решить проблему пьянства, организовалось сообщество, договорившееся не употреблять пиво, вино и другие спиртосодержащие “напитки”. Возглавлял это сообщество швейцарский врач Огюст Форель. Это сообщество усиленно проводило работу по утверждению трезвости среди своих коллег и в различных детско-юношестских организациях.

У меня есть уверенность, что когда-нибудь будет написана книга, повествующая о борьбе людей за право не употреблять алкоголь, не курить с точным указанием дат, имён.

На встречах клубистов я в основном я слушал, но однажды решил выступить

Ни много ни мало я стал критиковать Геннадия Андреевича. Я сказал, что не следует ему тратить свои драгоценные знания и время здесь, а следует работать с ребятами в школах, с их родителями, с учителями. Мне тогда досталось от Геннадия Андреевича очень крепко, я даже, разобидевшись, решил больше не ходить на встречи клубистов.

Потом я сам неоднократно сталкивался с тем, как люди, ничего не сделавшие для решения проблемы, давали советы, как работать в этом направлении, что делать.

Чем больше времени проходит со дня смерти Геннадия Андреевича, тем больше понимаешь, с каким человеком мне посчастливилось быть знакомым. Г. А. Шичко, после тяжёлого ранения пытался продолжить карьеру морского офицера, но не получилось, а преподавание в Военно-Морской Академии его не устраивало.

Геннадий Андреевич увлекся психологией, а поскольку он всё делал основательно, то экстерном закончил Ленинградский Государственный Университет. После окончания университета Шичко работал в институте, где изучал возможность применения наркоза в медицинской практике. По этой теме у него есть серьёзные научные работы.

Приведу такой пример из практики Геннадия Андреевича

В одной из стоматологических клиник Ленинграда ему был выделен кабинет, куда посылали больных, и Геннадий Андреевич с помощью только слова делал людям наркоз на время, необходимое для лечения стоматологом. Много раз я сам видел, как Геннадий Андреевич, побеседовав с человеком, улучшал его физическое состояние. «Слово сильнее самой силы» – это изречение А. Н. Радищева я часто слышал от Геннадия Андреевича.

Я думаю, многие психотерапевты пользовались и пользуются наработками Г. А. Шичко. В институте Экспериментальной медицины, где работал Геннадий Андреевич, многие знали о его возможности с помощью слова помогать людям решать их психологические проблемы и многие этим пользовались.

Как-то к Геннадию Андреевичу обратилась директор института Н. П. Бехтерева с просьбой помочь двум молодым людям, погибающим от пьянства. Геннадий Андреевич взялся за это, и у него получилось. Тогда к нему, что называется, пачками повели пьянствующих бедолаг.

Успех превзошёл все ожидания, но не обошлось и без срывов

Тогда Геннадий Андреевич основательно изучивший проблему, понял, что проблема эта носит идеологический характер, что людям, прекратившим употреблять алкогольные “напитки”, нужна регулярная психологическая помощь. И, что особенно важно, люди, которые занимаются наркоманами, должны иметь на то моральное право — они должны быть трезвенниками и не должны курить.

Сам Геннадий Андреевич, занимаясь проблемой пьянства, бросил курить и стал сознательным трезвенником.
События, о которых я пишу, происходили более 25 лет тому назад. Многое, о чём я сегодня вспоминаю, мне рассказал Е. Д. Быстров, учёный, работавший вместе с Геннадием Андреевичем и помогавший ему.

Быстров – ученик А. А. Ухтомского, сам, будучи человеком широчайших знаний, относился к Геннадию Андреевичу Шичко с величайшим почтением и называл его ходячей энциклопедией.

По волнам памяти часть 2

В шестидесятые, семидесятые годы XX столетия проблема пьянства расцвела махровым цветом. Ежедневно вытрезвители были забиты клиентами. На предприятиях были созданы противоалкогольные комиссии, работали наркологи и наркологические службы, но проблема не решалась. Пьяницы и алкоголики официальными властями считались пережитками старого строя, а значит, с ними надо было бороться беспощадно. Их разбирали на собраниях, клеймили позором в различных средствах массовой информации, обязывали лечиться, злостных сажали в закрытые лечебные учреждения ЛТП и там лечили принудительно.

И вот появляется Геннадий Андреевич Шичко, который говорит, что пьяницы и алкоголики не виновники пьянства, а жертвы алкоголизации, что они вовсе не отщепенцы, что любой употребляющий спиртное может стать алкоголиком. В этом вопросе Геннадий Андреевич выступил один против всех. Шичко предложил изменить противоалкогольную политику государства: те кто непосредственно занимается алкоголиками, т. е. наркологи, должны быть сознательными трезвенниками, а партийным работникам он напоминал, что В.И.Ленин и его ближайшее окружение были трезвенниками и поэтому поддержали, придя к власти, “сухой закон”, принятый в России в 1914 году. И вообще, трезвость считалась в первые годы Советской власти партийной нормой. Кстати, принудительная трезвость в Красной Армии была одной из основных причин победы над Белой Армией. Взгляды Геннадия Андреевича на проблему пьянства и предлагаемый им путь решения проблемы, конечно же, очень разозлил официальные власти, но на него нельзя было обрушить всю силу карательной машины государства. С одной стороны, руководство вроде бы отказалось от сталинского цинизма, а с другой, Г. А. Шичко не просто учёный – это человек, за которым стоит его героическая судьба. Никто не предлагал, к примеру, провести эксперимент по методу, разработанному Шичко, или устроить общественную дискуссию по его взглядам. Успехи Геннадия Андреевича были очевидны, а всё, что он говорил основывалось на исторической и научной достоверности.

Про Геннадия Андреевича стали распускать различные слухи: что он сектант, что он берёт деньги с людей, которым помогает, но это всё не прилипало к нему. Шичко, кроме того, что был человеком необыкновенного мужества и стойкости, был бескорыстным и честным во всём.

Поскольку проблема пьянства наносила существенный вред производству, многие руководители предприятий приглашали Геннадия Андреевича для проведения работы в их коллективе, но как только это согласовывалось в партийных органах, с ним прерывались всякие контакты. Тем же, кто сотрудничал с Геннадием Андреевичем без согласования, выносились партийные взыскания. В такой ситуации мало кто осмеливался публиковать взгляды Шичко, но все же такие находились. Мною уже упоминалась журналист Татьяна Борисовна Дурасова, которая впервые посвятила большую статью Геннадию Андреевичу в газете “Ленинградский рабочий”, а когда его клубу не нашлось места во Дворце культуры им. Ленсовета, да и в других публичных местах Ленинграда, Татьяна Борисовна приютила нас в своей редакции. Там мы работали в качестве противоалкогольного совета при газете “Ленинградский рабочий”.

Журналист из Нижнего Тагила, Лилия Алексеевна Ушакова, печатала статьи Геннадия Андреевича в своей газете “Нижнетагильский рабочий”. Мне хотелось бы упомянуть и других женщин, кто несмотря ни на что пропагандировал взгляды Г.А. Шичко: Вера Григорьевна Кочорашвили из Днепропетровска, Анфиса Фёдоровна Миролюбова из Киева и, конечно же, Люция Павловна Шичко, супруга Геннадия Андреевича.

С большой теплотой я вспоминаю свои посещения дома Шичко. Люция Павловна, умная, образованная, хлебосольная хозяйка, всегда принимала гостей от души. Кроме того, на ней лежала большая секретарская работа – печатанье огромного количества материала, переписка, рассылка писем.

Г.А. Шичко, видя всю тяжесть проблемы и понимая, что без кардинального вмешательства руководства государства, катастрофа может стать неотвратимой, обращается с письмом в ЦК КПСС. В письме он изложил свое видение проблемы пьянства и предложил пути её решения. Геннадий Андреевич ко многим обращался с просьбой поддержать это письмо и первым, кто откликнулся и горячо поддержал его, был Ф.Г. Углов. 

Письмо Шичко

ГОСПЛАН СССР

Первому заместителю председателя

Госплана СССР В.Я.Исаеву

 

Уважаемый Василий Яковлевич!

Мне стало известно о том, что Госплан проводит работу по изысканию мер с целью искоренения пьянства.

Я много лет занимаюсь не только теоретически, но и практически алкогольной проблемой, которая преимущественно является идеологической, проблемой взглядов, знаний и убеждений. В соответствии с этим я разработал методы профилактики алкоголизма и избавления от него. Никакие фармакологические препараты не применяю. Мне удается словам научной истины не только избавлять ладей от алкоголизма, но нередко останавливать запои. Более того, мои пациенты по собственной инициативе занимаются, и нередко успешно, отрезвлением пьющих.

Предлагаю почти оптимальный путь быстрого, безболезненного для Госплана и Министерства финансов решения алкогольной проблемы: проведение по Центральному телевидению трезвенных занятий с различными группами трудящихся и населения. Подробно об этом говорится в прилагаемой моей рукописи “О возможности утверждения трезвости в XI пятилетке”, предназначенной для ЦК КПСС и Госплана СССР. Прошу Вас прочесть хотя бы выводы (с.48 – 52). Реализация моего предложения не потребует денежных вложений и радикальной ломки существующей структуры народного хозяйства. Будет происходить постепенный процесс снижения спроса на алкогольные напитки, а вместе с этим рост трудовых и материальных ресурсов, выявятся огромные, искусственно сковываемые резервы, в том числе, людские, которые Госплан сможет рационально использовать.

Вина Госплана перед советским народом велика, ее содержание: систематическое планирование в возрастающем масштабе импорта, выпуска и продажи алкогольных напитков. В 1980 году завезли спиртного на 525 млн. руб., на 55 млн. больше, чем в 1979 г., на 261.000 дкл вырос завоз водки (Внешняя торговля СССР в 1980 г. М., 1981, с.43). Множество преступлений совершают работники торговли, обычный мотив – необходимость выполнения плана. Создается видимость, будто не советские государственные служащие, а некие роковые небесные силы спускают высокие планы продажи отравляющих жидкостей и требуют обязательного выполнения их. Известно, что почти все хулиганские поступки, очень многие злодеяния, распады семей, правонарушения несовершеннолетних, прогулы, транспортные аварии совершаются вследствие употребления спиртных напитков. Закономерные результаты этого вреднейшего занятия – повышенные заболеваемость и смертность населения, дефективность детей, пьянство и алкоголизм. Следовательно, планирование во все больших масштабах импорта, выпуска и продажи спиртного косвенно представляет собой планирование в тех же масштабах перечисленных и многих других бед. Мне непонятна аргументация такого планирования.

Прошу Вас ответить на следующие вопросы:

1) Что хорошее принес Госплан СССР нашему народу планированием импорта, выпуска и продали спиртных напитков?

2) Какова цель этого планирования?

3) Почему Госплан не выполнил сколько-нибудь полно партийно-правительственные решения, принятые десять лет назад “О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма”, в которых, в частности, стоял вопрос об искоренении этих пагубных явлений?

Считаю, что активное участие Госплана СССР в реализации моего проекта, указывающего легкий путь возрождения в углубленном виде трезвости, существовавшей при В.И.Ленине, уменьшит его вину перед нами, советскими трудящимися. Ведь еще в 1829 г. Ваша же госплановская комиссия Маймина предложила взять твердую установку на “полную ликвидацию спиртных напитков в стране”; тогда же руководитель Госплана СССР Г.М.Кржижановский заявил о необходимости предусмотреть решительное сокращение потребления алкоголя (см. рукопись, с.5).

Трезвость – наше неизбежное будущее, нет силы, способной помешать ее утверждению. Настоящими коммунистами-ленинцами, патриотами и гражданами являются те, которые содействуют этому закономерному процессу; препятствующие его протеканию – сивушные реакционеры. Вот принципиальная постановка вопроса!

Основная причина широкого распространения в нашей стране алкоголепотребления, как показано в моей рукописи, – питейное программирование. Нужно вооружить людей научными знаниями по алкогольной проблеме и тогда у многих сложится правильное отношение к спиртным напиткам и их употреблению. Госплан уже сейчас мог бы внести заметный вклад в важнейшее дело противоалкогольного просвещения оказанием содействия в срочном издании грамотных противоалкогольных работ.

Готов по первому Вашему приглашению явиться в Госплан, дать необходимые разъяснения или сделать доклад, прочесть лекцию. Согласен приехать за свой счет.

Горячо желаю Вам и Госплану найти оптимальное решение вопроса о полном освобождении советского планирования от пагубного для страны, позорного для нашей Коммунистической партии и противоестественного объекта – алкогольных напитков.

Основной же перелом в плане эффективности нашей работы внесла конференция в Горьком. А.Н. Маюров, считаю, совершил настоящий подвиг, организовав эту конференцию. От Ленинграда на конференцию были приглашены Ф.Г. Углов, Г.А. Шичко, Ю.Н. Фёдоров и я. На конференции мы заявили о себе как о Движении, с которым надо считаться и к которому надо прислушиваться. Наши власти боялись всяких неконтролируемых движений и обществ, поэтому-то позже и было создано карманное “Всесоюзное общество борьбы за трезвость” (ВДОБТ), которое занималось профанацией и просто дискредитировало идею трезвости. На конференции мы увидели и услышали друг друга, обменивались опытом работы по пропаганде трезвого образа жизни. Об участниках конференции можно было бы многое рассказать, но я думаю, что мои товарищи на меня не обидятся, если я расскажу об одном из них – Эмилиане Донатовиче Брокане.

Э.Д. Брокан первым создал систему трезвеннической работы в одной из школ Риги с детьми разного возраста. Благодаря ему активно работали трезвеннические клубы Латвии и особенно активно было детское и молодёжное крыло клубов. Это по его примеру мы потом создали молодёжные агитбригады, проводили конкурсы песен, пропагандирующих трезвость. Брокан – один из немногих врач-нарколог, который работал по методу Г.А Шичко. После конференции Эмилиан Донатович у себя в Латвии проводил семинары по обмену опытом трезвеннической работы. У журналиста А. Бовина есть такое выражение: “Вся история человечества – это история превращения утопий в реальность”. Вот и в нашем случае – с одной стороны, казалось бы, непобедимые производители алкоголя и табака, средства массовой информации, покупаемые ими, а с другой стороны мы – защитники права людей на здоровый образ жизни. Мы с Вами – носители высоконравственной идеи, мы знаем, как помочь людям, попавшим в рабство к наркотикам: надо с помощью достоверных знаний очистить сознание человека от проалкогольного и прочего вранья. Потому, мы просто обязаны победить в этой битве за сердца и разум наших людей.

Геннадий Юрьеаич Супицкий.
г. Санкт- Петербург

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

© 2017 Метод Шичко · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Продвижение сайтов: tvblogger.ru

Политика конфиденциальностиПользовательское соглашение