Открыть меню

Шичко против водки

Сеть антиалкогольных клубов возникла в стране на волне Горбачевского указа о трезвости. Самые сильные из них, несмотря на неблагоприятное общественное мнение и отсутствие поддержки со стороны государства и коммерческих структур, продолжают работать до сих пор. Среди них и красногорский “Оптималист”. Возглавляет его председатель Российского общественного объединения клубов

ЛИВИИ Юрий Александрович

ЛИВИИ Юрий Александрович – председатель ОООО «Оптималист», выдающийся деятель V-ro трезвеннического движения. Родился 13 декабря 1946 г. в г.Лениногорске Вос- точно-Казахстанская область. В 1964 году после окончания средней школы в г.Щелково, был призван в ряды Советской Армии. После демобилизации работал на радиоцентре, затем поступил в Московский авиационный технологический институт. 1969-1974 гг. – учеба в институте. Закончил инженер-механиком. С 1974 работал на авиационных заводах СССР. 5 лет отработал в конструкторском бюро Микояна, которое создавало МИГи. Летал по всей стране, смотрел, как падают наши самолеты. В бюро спирт лился рекой. Затем перешел работать в войсковую часть, где также был связан с авиацией. Оттуда перешел на двигательный завод. Работал начальником по ТБ, мастером участка. Далее, мастер участка на Тушинском машиностроительном заводе, который создавал «Бураны». Затем поимел две статьи 33 за систематические пьянки и прогулы… В 1988 году, еще в Парголовском ДК под Ленинградом, прошел курс избавления от вредных привычек у Ю.А.Соколова. С первых же дней активно включился в общественное трезвенническое движение. В декабре 1988 года был участником I Учредительного съезда «Оптималиста», проходившего в кафе «Полярная звезда». В 1988 году избирается членом Координационного совета Всесоюзного объединения «Оптималист». В 1989 году принимает активное участие в проведении съезда оптималистов в Москве, где избирается заместителем председателя ВО «Оптималист». Потом, в том же 1989 году организовывал I съезд Российского объединения «Оптималист», который проходил в г.Красногорске. После развала Союза, в декабре 1991 году провел учредительный съезд российского объединения «Оптималист». На съезде был избран председателем. На всех последующих съездах на должность председателя переизбирался неизменно и единогласно. Женат с 1971 года. Жена — Валентина. Имеет дочь 1971 года рождения. И внучку 1999 года рождения.
(Справочник оптималистов, Абакан. 2001 г.).
.

“Перед вами – бывший алкоголик…”

Почему алкоголикам зачастую не помогает лечение в самых современных наркологических кабинетах и диспансерах? Потому что врач-трезвенник чаще всего не может глубоко понять поступков и хода мыслей пьющего. К тому же у алкоголиков остается недоверие к врачу как к представителю отвергнувшего их мира.

Совсем другое – у “оптималистов”. Как правило, в актив клубов входят люди, испытавшие крайнюю степень алкогольной зависимости, но сумевшие преодолеть ее и завоевать прочное положение в обществе. Свой опыт они передают всем, кто приходит в клубы.

Основополагающий принцип “оптимализма”:

  • Спасся сам – помоги другому
  • Второй принцип – это полное доверие между ведущим занятия и слушателями, даже если они пришли на занятия слегка подшофе.

Новички приходят в изумление, когда преподаватель с первых же минут называет их соратниками и сообщает, что сам был запойным пьяницей…

Юрий Ливии без прикрас рассказывает сидящим перед ним незнакомым людям свою историю, которая, впрочем, типична для многих россиян. После работы расслаблялся в компаниях, где его ценили за открытость, умение петь и играть на баяне. Постепенно любое общение стало немыслимо без алкогольного допинга. Дошло до того, что он потерял работу. Жена Валентина, устав от жестоких запоев, сменявшихся лживыми похмельными слезами, объявила о разводе.

Ее отец, который любил зятя и иногда посиживал с ним за рюмкой, начал собирать публикации о способах избавления от алкогольного пристрастия. Его внимание привлекла статья о ленинградском журналисте Юрии Соколове

Биография

СОКОЛОВ Юрий Александрович – выдающийся деятель V трезвеннического движения, автор книг «Трезвость. Противокурение», «Выбери жизнь», «Как отказаться от курения», президент Международного содружества «Оптималист», президент Общественной международной академии социальных технологий им. Шичко.

Родился 27 сентября 1940 г. в д. Гущино Чухломского р-на Костромской области.

В 1969 г. окончил Ленинградский государственный университет (ЛГУ). Работал с 1955 г. рабочим Специального ремонтного управления № 27, в 1957-1959 гг. бригадиром кабельщиков на Лентелефонстрое, в 1959-1963 гг. служил в ВМФ, в 1963-1968 гг. был ответственным секретарем, редактором многотиражной газеты «За технический прогресс», в 1968-1970 гг. – ответственный секретарь газеты «Вперед» Пушкинского района. С 1970 г. по 1971 г. – кадровая служба в ВМФ (газета «Советский моряк»), с 1971-1978 гг. – главный редактор издательского отдела. С 1978 г. по 1981 г. работал в учреждении 20/6, с 1981 г. по 1985 г. – столовой «Ленэнерго».

В 1984 г. прошел курс избавления от алкогольной зависимости у Г.А.Шичко

В 1986 г. вступил в «Клуб оптимализма».

9 ноября 1986 г. во время траурной церемонии Юрий Александрович при большом стечении людей, пришедших проводить в последний путь великого человека, поклялся продолжить дело Геннадия Андреевича Шичко.

16 декабря 1986 г. в Ленинграде в научно-методическом центре Главного управления культуры Леигорисполкома официально зарегистрирован клуб «Оптималист». Ю.А.Соколов начинает проводить курсы по избавлению от вредных привычек и, одновременно, инспирирует создание клубов трезвости по всей стране.

Год 1988-й – в кафе «Полярная звезда» состоялась первая учредительная конференция, на которой собираются «оптималисты» из 46 клубов страны, избавившиеся от алкогольной зависимости у Ю.А.Соколова. Ю.А.Соколов единогласно избран председателем Всесоюзного объединения клубов «Оптималист».

Год 1989-й. На свой 1-й съезд, проходивший в Красногорске прибыло более двухсот делегатов из 74 регионов СССР. Создано Всесоюзное объединение «Оптималист», председателем которого избирается Ю.А.Соколов.

В июле 1990 г. организаторские успехи Ю.А. увенчались еще одним успехом: в СССР 25-тысячным тиражом выходит всесоюзная газета «Оптималист».

Наиболее важными событиями в своей жизни и профессиональной деятельности считал – «работу в редакциях газет и издательствах, встречи с талантливыми ленинградскими учеными – Г.Шичко, Ф.Угловым, самостоятельную работу по избавлению людей от наркотической и алкогольной зависимости, а также создание международного содружества».

Ю.А.Соколову всегда были присущи уникальная трудоспособность и целеустремленность, высокая гражданская позиция, принципиальность в сочетании с тактичностью, требовательность к себе и другим, настойчивость и последовательность в выполнении своих собственных решений.

23 октября 2001 г. погиб в автомобильной катастрофе…

Светлая память о Юрии Александровиче Соколове навсегда останется в сердцах его коллег, учеников и друзей.

, который помогал людям вернуться к нормальной жизни без кодирования и “вшивания”, (к этим методам отец испытывал недоверие). Решил сам проверить, что это за доморощенный специалист, и поехал в Ленинград. А возвратился через десять дней другим человеком.

После приезда пришел он навестить дочку. Та сидит на кухне, одну сигарету за другой в расстройстве курит, а в комнате зять стонет после перепоя. Валентина по привычке подвинула отцу пачку – тот больше сорока лет был заядлым курильщиком, – но он решительно отодвинул сигареты: “У меня своего “людомора” две пачки лежат, но не нужны они мне больше. И тебе эту отраву пора выбросить”.

И стал рассказывать, что познакомился с интереснейшим методом, позволяющим перестроить собственное сознание. Разработал его ленинградский ученый Геннадий Андреевич Шичко. На занятиях, говорил отец Валентины, он узнал о страшном влиянии табака и алкоголя на организм, и это так изменило его прежние взгляды и привычки, что он решил навсегда отказаться от папирос и спиртного. У дочки его слова вызвали недоумение. А когда мать рассказала, что отец пишет какие-то тайные дневники и куда-то их отсылает, вообще зародилось сомнение – здоров ли он?

Но свое слово отец сдержал – перестал пить и курить. И при этом из ума не выжил. Убежденная его примером, Валентина решила отвезти Юрия к Соколову. Тот согласился, но с условием, что жена будет по дороге бутылкой “премировать”. Так она и держала его на допинге всю дорогу. На первой лекции он скептически ухмылялся, слушая “проповедь” Соколова, а потом, улучив момент, украл у жены сумку с винным запасом и сбежал пить в парк. На следующий день Валентина повела мужа на занятие, крепко удерживая за руку.

Соколов, прочитав его анкету, неожиданно сказал, что из Юрия должен выйти толк. С этого момента и начался отсчет новой жизни Ливина. Три дня он ничего не ел и не пил – просто не хотелось. А когда согласился поесть в кафе, равнодушно окинул взглядом сидевшую там шумную компанию и впервые за многие годы не попросил выпить. Валентина была потрясена. Не меньше поразило ее и то, что после занятий по методу Шичко у нее пропало желание курить. А для Юрия то выпитое в парке вино стало последней порцией спиртного.

Соколов, угадав в Ливине нерастраченный творческий потенциал и организаторские способности, пригласил его на конференцию Союза борьбы за трезвость, познакомил с академиком Ф. Г. Угловым и другими учеными, решительно выступавшими за оздоровление нации. Юрий, движимый желанием объединить единомышленников и помочь другим людям, создал у себя в Красногорске первый в Московской области клуб “Оптималист”. Благодаря занятиям в этом клубе многие возвратились к нормальной жизни. А потом на съезде движения “оптималистов” в Нахабино Ливина избрали руководителем Российского объединения.

Место проведения съезда было выбрано неслучайно: именно в Нахабино в 1891 году местным священником отцом Сергием было создано одно из первых российских обществ трезвости, объединившее 30 тысяч человек. Конечно, в жизни все бывает не так просто, как в пересказе. Чтобы отречься от многолетних привычек, принять новые жизненные ценности и реализовать их в конкретных полезных делах, нужна упорная работа по изменению своих мыслей и духовных устремлений. Методика психологического самопрограммирования, разработанная Г. А. Шичко, служит фундаментом и стержнем этой созидательной работы.

Что же это за методика? И кто этот человек – Шичко? Почему о нём известно так же мало, как и о его методе?

Непризнанный спаситель общества

Геннадий Шичко, молодой офицер Военно-Морского флота, пришёл с Великой Отечественной войны полным инвалидом. Осколки снарядов оставили на его теле десяток отметин. Самым большим выбило берцовую кость. Глаза опалило огнём. Геннадий выжил, но передвигаться мог только с помощью сложного протеза, на мир смотрел сквозь толстенные стекла очков. Надо было искать в себе другие силы – внутренние. И Шичко поступил на психологический факультет Ленинградского университета.

В вузе было немало инвалидов-фронтовиков, которые испытывали глубокое разочарование: освобожденной стране как бы и дела не было до своих героев. Им приходилось заново завоёвывать положение в обществе, а это удавалось не всем. Многие пытались душевную боль гасить спиртным, и Геннадий был в их числе. Может, и спился бы он совсем, но судьба хранила его для другого. Как-то стоял он в очереди за водкой в большом гастрономе на Невском. Людей было много, и почти каждый покупал бутылку. И вдруг пришло озарение: Геннадий как бы со стороны увидел жестокую реальность происходящего, и принял решение: больше ни капли спиртного.

Шичко поставил перед собой цель: спасти друзей, которых алкогольный омут засасывал все сильнее. Стал глубоко изучать учение И.П. Павлова о нервной деятельности, труды В.М. Бехтерева о деятельности мозга. Взял на вооружение работы Э. Куэ о самовнушении и метод аутотренинга, разработанный Г. Шульцем, переосмыслил опыт своих экспериментов по гипнозу, которым увлекался до войны, и почувствовал себя готовым к практической работе.

Попросил дать ему группу пациентов наркологического кабинета и очень скоро достиг обнадёживающих результатов: его подопечные стали ощущать сильнейшее отвращение к спиртному. Но радость оказалась преждевременной – через два-три месяца алкоголики срывались в запои. Снова сел Геннадий Андреевич за книги. Углубил свои знания о механизмах психической деятельности человека. Защитил кандидатскую диссертацию. Проштудировал литературу о трезвенническом движении и методах лечения алкоголизма в России и других странах. И пришёл к выводу: его ошибка заключалась в том, что он пытался воздействовать только на физиологическую основу пристрастия к спиртному. А причины алкогольной зависимости, как видно по всему, коренятся не столько в биохимии человека, сколько в его психологии, на формирование которой сильнейшее влияние оказывает общество.

Здоровый ребёнок, рассуждал Шичко, рождается без тяги к алкоголю, и она не возникает до тех пор, пока подросток не начинает регулярно принимать спиртное. А делает он это потому, что общественная мораль формирует у него представление об алкоголе как о признаке мужественности и о незаменимости его как допинга. В этом случае нужно воздействовать только на сознание. Но как перевоспитать сложившуюся личность?

Шичко решил, что здесь следует применить нечто вроде шоковой терапии – потрясти человека страшными фактами о разрушительном влиянии алкоголя и заставить его задуматься о своей судьбе. Шичко собрал такие сведения. Читая заключения медиков, он обратил внимание и на такой факт: не меньшим виновником болезней выступает другое наркотическое вещество – никотин, содержащийся в табаке, привычка к употреблению которого также сформирована обществом. И потому учёный объединил в один курс информацию о вреде спиртного и табака.

Доведение этой жестокой правды до сознания людей он расценил как первую задачу своей программы. Но нельзя просто разрушить сложившиеся стереотипы. Необходимо создать новые установки на здоровую и духовно богатую жизнь без наркотической зависимости. Создание таких установок стало второй задачей Шичко.

Обе задачи решаются в процессе занятий по методу. Преподаватель помогает слушателям овладеть приёмами аутогенной тренировки, техникой написания дневников и специальных настроев, а после обучения контролирует выполнение ими всех требований, внимательно читая и исправляя присланные дневники, которые после проверки отсылаются обратно. Такая работа длится ещё полгода.

Эту схему Геннадий Андреевич прорабатывал на занятиях с алкоголиками в одном из полузаброшенных подвальных помещений. С каждым курсом и циклом, с каждым слушателем метод психологического самопрограммирования развивался, становился яснее, проще и прицельнее.

Сегодняшние специалисты нашли бы в нём элементы нейролингвистического программирования и созидающей визуализации, самогонного мышления и прочих методик, которые сегодня практикуются в разных психологических школах. Но тогда, в застойные годы, никто из учёных не интересовался методом Шичко. Он поражал лишь самих слушателей и их жён и матерей, которые со слезами благодарили Геннадия Андреевича за возрождение своих мужей и сыновей. Убедившись в результативности проведенной работы, Геннадий Андреевич пишет о ней отчёт в ЦК КПСС, направляет делегатам очередного съезда партии обращение, названное им “Дальше отступать некуда”, в подробной записке приводит факты, свидетельствующие об алкогольной деградации значительной части нации и излагает конкретные предложения по отрезвлению людей. Но ответов на свои письма не получает – производство винно-водочных и табачных изделий всегда было прибыльным делом, а негативная информация о них, естественно, невыгодна государству.

Шичко остается непризнанным экспериментатором-одиночкой. На свои деньги он покупает в ГДР специальное оборудование для лаборатории, которую хочет устроить в Институте экспериментальной медицины, и сделать центром проводимой в рамках метода исследовательской работы. Он пытается добиться создания профилактория, где люди в достойных условиях могли бы освобождаться от алкогольной и никотиновой зависимости.

Он высказывает убеждение, что метод психологического самопрограммирования можно с успехом использовать для избавления от многих вредных привычек. Но, увы все эти идеи оказались не нужны научному и политическому руководству: лабораторию Шичко закрыли, а его самого спешно выпроводили на пенсию. В 1986 году, не выдержав постоянного напряжения и горечи непризнания, Геннадий Андреевич умер от инфаркта миокарда.

Бывшие слушатели курсов Шичко – Юрий Александрович Соколов и его друзья – были первыми, кто рискнул возродить метод Геннадия Андреевича уже без него самого. Несмотря на чинимые препятствия, они начали обучение на базе созданного общественного объединения – клуба “Оптималист” (кстати, название это появилось потому, что Геннадий Андреевич называл группы своих слушателей “сообществом оптима-лизма и благоразумия”).

“Здравствуй, новая жизнь!”

И вот я сама сижу на занятиях у Ливина, наблюдаю за группой. В ней особенно выделяются женщина с характерным цветом лица и четверо похожих на неё мужчин. Они со смешками встречают вопросы анкеты:

  • “Опишите наиболее яркий запой”,
  • “Употребляете ли вы суррогаты -одеколон, политуру”,
  • “ваше отношение к соблазнителям, к питейной ситуации и питейным заведениям”

и хмуро слушают приводимые преподавателем цифры, которые обобщены статистикой трезвеннических организаций. А данные эти – не для слабонервных: за последние 40 лет ежегодное потребление алкоголя в стране достигло 17 литров на душу населения (а в некоторых регионах и более 20), что вывело Россию на позорное первое место в мире по употреблению алкоголя и привело к тому, что от болезней, с этим связанных, людей погибло больше, чем в Великую Отечественную войну. А ведь ещё в конце XIX века Россия вместе с Норвегией находилась на последнем месте в Европе по потреблению спиртного.

Сегодня, по оценкам специалистов, на всем постсоветском пространстве насчитывается 15-20 миллионов алкоголиков и 50-60 миллионов сильно пьющих, которые рискуют перейти в ранг первых. (Алкоголиками по терминологии “оптималистов” считаются люди, у которых уже расстроилась психоэмоциональная сфера). В последние годы из-за безработицы особенно быстро растёт число алкоголиков в деревнях и маленьких городах. Это грозит деградацией будущих поколений. Уже сейчас, по отчётам Академии педагогических наук, на каждые 100 новорождённых приходится 13с лишним процентов детей с серьёзными дефектами в умственном и физическом развитии.

Такие цифры и факты приводятся практически на каждом занятии. Они не могут не будоражить, не рождать протест. Представленную тягостную картину я терпеливо воспринимала в силу своей профессиональной задачи, зато те, кому информация предназначалась, день ото дня как бы освобождались от сонного состояния, их взгляд становился более осмысленным. Каждый раз Ливии исправлял их дневники, упорно заменяя выражения “выпил” на “отравился”, “снятие стресса” – на “алкогольное одурманивание”, стараясь найти в восприятии человека тот узелок сомнения, через который можно будет распутать весь клубок противоречий его мышления.

Он рассказывал о научных экспериментах, объективно подтверждающих разрушение организма при систематическом употреблении алкоголя. Оказывается, ещё в девятнадцатом веке стало известно, что алкоголь – это протоплазматический яд, который при попадании в кровь тромбирует капилляры, склеивая эритроциты, разносящие по телу кислород и питательные вещества.

– Почему же от водки я получаю удовольствие? – спросил один из слушателей.

– “Веселящее” воздействие алкоголя – всего лишь запрограммированность, это ваше ожидание эффекта повышения настроения при распитии спиртного с друзьями, – ответил Ливии. И описал подтверждающие эту мысль эксперименты.

Испытуемым внутривенно вводили этиловый спирт, не говоря о том, что это за вещество, и просили описать свои ощущения. У всех они характеризовались как неприятные. А когда перед инъекцией было оговорено, что вводится спирт, те же люди начинали дурачиться. В другой раз взрослым мужчинам предложили выпить несколько порций спирта в одиночку. Здоровые люди от этого отказались, и только алкоголики продолжали эксперимент. Характерно, что, оставшись без привычной компании, они впали в мрачное состояние и обвинили проводившего опыты в том, что он “что-то подмешал в водку”.

Доказав на таких примерах, что ощущение эйфории от выпитого – не объективная реальность, а внушение, Ливии предлагал слушателям подумать над тем, почему вопреки старой народной традиции сегодня в России пьют на поминках. Много было и других неудобных вопросов, которые заставляли думать о неприятном. Но сам процесс таких размышлений становился подобным вскрытию нарыва, когда через боль приходит облегчение. Большой эффект в перестройке сознания, несомненно, даёт написание сочинений: “За что я уважал алкоголь (табак) и почему решил с ним расстаться”, “Кого нет с нами из-за алкогольной и табачной отравы”. Без указаний на автора они потом зачитываются перед всей группой. Сколько в этих откровениях подлинного драматизма поломанных судеб и обманутых надежд! Поневоле задаёшься вопросом: во имя чего эти люди губили себя?

Словом, эмоциональное напряжение на занятиях не ослабевает ни на минуту. Оно не снижается и дома, когда слушателям приходится, что называется, выворачивать себя наизнанку в дневниках-исповедях. Эти записи – уникальный материал для психологов. По ним можно наблюдать, как меняется мышление человека: первые записи так разительно отличаются от пятнадцатых, двадцатых, что не верится, будто их писал один и тот же человек. Помимо возрастающего негативного отношения к выпивке, у авторов появляется уверенность в своих силах, ощущается оптимизм. Интересно, что те, кто писал о своих болезнях, в конце курса отмечают прекрасное самочувствие. Налицо эволюция в сознании, определяющая новое восприятие жизни и новое поведение. Для примера приведу несколько выдержек из дневника одного слушателя.

Запись 1-я. “Страшно хочется выпить. Это желание приходит в любой момент на почве душевного дискомфорта, обострения взаимоотношений в семье, наконец, простой встречи с друзьями. Когда выпью, становится легче. Но одновременно теряю контроль, становлюсь развязным, агрессивным. Так подрывается мой авторитет в семье, исчезают любовь ко мне жены и сына. Они мне не сочувствуют, даже когда у меня болит сердце”.

Запись 10-я. “Я сравниваю, как унизительно чувствовал себя после “Торпедо”: меня как бы заключили на год в тюрьму, не поинтересовавшись моей человеческой сущностью. Мне даже хотелось сорваться скорей в знак протеста. Здесь же действуют на наше сознание. Я поражён: почему мощный поток тяжёлой информации не убивает, а, наоборот, заставляет воспрянуть? Потому что он действует как спасительный терапевтический удар”.

Запись 18-я. “Каждое утро я встаю в семь часов, делаю гимнастику, обливаюсь холодной водой и чувствую себя отлично. Я хотел бы навсегда забыть о прошлом. Но оно постоянно напоминает о себе, стучит в голове назойливой мыслью: как же ты мог дойти до такой степени падения? Потерял два десятка лет жизни, причинил много боли и страданий близким. Как они терпели меня? Теперь мне хочется стать лучше, чтобы оправдать надежды жены и сына. Я чувствую себя творцом своего “я”. Это так интересно – шаг за шагом преодолевать в себе плохое и с каждой маленькой победой проникаться уважением к себе. Без этого нельзя существовать – самый пропащий человек хочет, чтобы его уважали. Так здравствуй, моя новая жизнь!”

Решимость жить по-новому видела я и на лицах тех слушателей, которые на первое занятие пришли в подпитии. Но сохранят ли они ее, оказавшись в компании прежних собутыльников? Или просто за праздничным столом у родственников? Ведь даже бокал шампанского может стать бумерангом, возвращающим к прошлому. Поэтому метод ГЛ. Шичко категорически исключает всякое употребление спиртного, даже пива. Проникнуться философией абсолютной трезвости “оптималистам” помогает общение с теми, кто уже давно обрёл многолетний опыт жизни без спиртного. Они рассказывают новичкам, как сами отходили от “соблазнителей”, учились чувствовать радость жизни без всяких стимуляторов.

К осмыслению новых жизненных ценностей слушателей подводят уже с первых занятий, когда обучают их приёмам аутотренинга и медитации, знакомят с системой П. К. Иванова и сразу же предлагают начать обливание холодной водой. Кстати, Порфирий Корнеевич “оптималистами” очень почитаем: обычно обряд посвящения в члены клуба проходит после купания новичка в проруби. Но, замечу, это совсем не страшно, потому что прорубь находится рядом с сауной, стоящей на берегу Истры.

А ещё желающие могут пройти циклы очистительных процедур, изучить систему рационального питания и комплексы омолаживающей гимнастики или пойти на занятия по коррекции зрения – такие курсы работают при большинстве клубов “Оптималист”. Каждый, кто приходит в клуб, обязательно проникается атмосферой здорового, интересного и весёлого общения, при котором настроение поднимается не “градусом”, а выдумками самодеятельных артистов и творчеством изобретательных хозяек.

Чтобы успевать за жизнью, думающие руководители клубов, подобные Юрию Ливину или Игорю Афонину из Череповца, стараются постоянно обновлять программу обучения, а потому учатся сами у ведущих психологов страны, перенимают опыт коллег. Сейчас, к примеру, московский и череповецкий клубы заинтересовались опытом екатеринбургского “оптималиста” Владимира Александровича Дружинина, который с успехом использует метод Шичко для реабилитации наркоманов. Ливии тоже стал вести занятия с молодыми людьми, имеющими наркотическую зависимость, но о результатах пока говорить рано. Так что, возможно, в недалёком будущем вновь появится повод рассказать о клубе “Оптималист”.

Источник: Журнал “Будь здоров!” № 3, 2000 г.
Автор: Валентина Ефимова

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

1 комментарий

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии
Автор1
Тимофей Валентинов

Скачать данную статью https://cloud.mail.ru/public/JDGf/jubyNdVEb

© 2017 Метод Шичко · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Продвижение сайтов: tvblogger.ru

Политика конфиденциальностиПользовательское соглашение